Осеннее обострение: что ломает психику людей

Кто чаще всего подвержен психическим расстройствам, почему люди стали чаще обращаться за помощью к коучам и тренингам, в чем сила Кашпировского и как выбрать хорошего специалиста — отвечает психотерапевт

«Психиатр видит в пациенте в первую очередь человека, потом — имеющиеся у него нарушения, и только в крайнем случае он видит то, что в обществе принято считать душевной болезнью», — говорит главный психотерапевт Свердловской области Михаил Перцель.

Нервный срыв

Михаил Григорьевич, уместно ли говорить об обострении психических заболеваний осенью? Или это миф?

Михаил Перцель: В достаточной степени это соответствует действительности. Весна и осень — периоды начала или обострения ряда психических заболеваний. В том числе депрессии и расстройств, связанных с тревогой… Но, как известно, в это время года обостряются и телесные заболевания. Человек — это часть живой природы, а весна и осень — время серьёзной перестройки в организмах живых существ. Такие сезонные изменения вполне естественны, но они являются дополнительной нагрузкой на организм, и если он уязвим, психика уязвима, то эта нагрузка может вызвать какой-то сбой адаптации.

— То есть у душевно вполне здорового человека…

— Эти изменения проходят незаметно или в виде колебаний настроения, которые легко преодолеваются деятельностью, смещением фокуса внимания и так далее.

— Насколько влияют на душевное состояние человека политические, социально-экономические процессы, происходящие в стране?

— На психическое здоровье оказывают влияние не те события, которые происходят сейчас. Специалисты фиксировали серьёзные изменения в психическом здоровье людей в период трансформации общественного строя. В связи с этим даже появился термин «социально-стрессовое расстройство» — когда большое количество людей находилось в состоянии выраженного стресса из-за изменений общественного уклада, идеологических опор, непонимания, как жить правильно, какие должны быть приоритеты, «что такое хорошо и что такое плохо». На это, конечно, наслаивались и материальные трудности, но именно потеря ориентиров сыграла очень серьёзную роль. В начале 90-х годов прошлого века мы отмечали и большой всплеск эмоциональной напряженности, рост проявленных на клиническом уровне реакций адаптации — люди оказывались в депрессивных, тревожных состояниях, наблюдался всплеск числа суицидов и невротических нарушений.

Небольшие колебания наблюдались в 1998 году, когда произошёл дефолт. А вот на все последующие кризисы население практически не реагировало и не реагирует.

— Привыкли?

— Дело не в этом. А в том, что для человека в психологическом плане наиболее травмоопасными являются темы, связанные с истинными ценностями, а не с теми, что пропагандируются обществом потребления. Люди всё-таки ориентированы на семью, на ближайшее окружение, на собственное благополучие в целом. Сохранение базовых ценностей для человека важнее всего прочего.

«Не бери в голову»?

— Можно ли выделить группу риска по психическим заболеваниям?

— Во всём мире считается, что наиболее уязвимыми относительно психических заболеваний являются люди с меньшим достатком, с меньшим «социальным атомом», не имеющие семьи (или разведённые), с более низким уровнем образования.

А вот что касается эмоциональных колебаний, то, наоборот, чем более тонкая у человека психическая организация, чем он чувствительнее к социальным изменениям, тем больше он подвержен этим колебаниям. Но это не всегда приводит к психическим нарушениям. Наличие грамотных способов реагирования, реализации своего эмоционального напряжения делает человека менее уязвимым.

— Иными словами, не так страшен стресс, как наша реакция на него?

— Да, но тут нужно продолжить — отсутствие реакции на стресс не менее страшно, чем неправильная реакция.

— В таком случае, как реагировать на стресс правильно?

— Одним из современных направлений в когнитивно-поведенческой психологии является осознанность, когда человек обучается либо усиливает свою способность воспринимать, осознавать, классифицировать, что с ним происходит (события вокруг себя, реакцию на эти события) и соответствующим образом реагировать. Иными словами, лучшей борьбой со стрессом будет понимание его причин, понимание особенностей и причин тех или иных своих реакций и, по возможности, действия, направленные на то, чтобы сделать эти реакции наиболее конструктивными. И абсолютно не конструктивным является следование советам вроде «не бери в голову».

— Какие симптомы указывают на то, что самостоятельно со своим душевным состоянием не справиться и требуется помощь специалиста?

— Как известно, болезнь легче предотвратить, чем лечить, поэтому при любом дискомфорте следует проконсультироваться со специалистом. Благо что психолог сейчас хватает.

А повод идти к врачу — это: наличие на протяжении длительного времени (двух недель и более) тревоги, которая мешает нормальной жизнедеятельности, сниженное настроение, утрата интереса к тому, что обычно его вызывало, появление пессимистичных мыслей. Очень часто депрессия и ряд других психических заболеваний сопровождаются изменением рисунка поведения: активный человек становится пассивным, интересующийся — апатичным и так далее. То есть человек переходит на «щадящий» режим реагирования. Тем более стоит обратиться к врачу, если эти состояния сопровождаются появлением боли, бессонницей, немотивированной усталостью, нарушением работы пищеварительного тракта, общим недомоганием, повышенной раздражительностью, конфликтностью.

Практически в каждом районе области есть участковый психиатр, так что возможность получить консультацию имеется.

Человечный доктор

— Думаю, многим людям непросто заставить себя обратиться к психиатру.

— На самом деле психиатр не только такой же врач, как, скажем, терапевт или кардиолог, эта профессия, по выражению одной из основоположниц уральской психиатрической школы, самая человечная. Хирурги, терапевты и другие специалисты лечат то, что есть практически у любого живого организма. И только психиатр занимается тем, что делает человека уникальным.

Психическое состояние — это чуть ли не главная составляющая здоровья вообще. Именно от того, как человек мыслит, чувствует, зависит то, что он будет делать, как будет выстраивать свою жизнь, чему он будет учиться и как будет относиться к своему физическому здоровью. И потом, только в крайних случаях, когда действительно имеется психическое заболевание, которое оказывает влияние не только на самого человека, но и на его окружение, человек попадает под диспансерное наблюдение. В остальных случаях он всего лишь получает консультативную помощь от психиатра, что не вызывает никаких ограничений в жизни — по вождению автомобиля, службе в органах и так далее. Между тем пользу от консультации на ранних этапах расстройства человек может получить кардинальную, и это позволит ему на протяжении всей дальнейшей жизни чувствовать себя здоровым.

— То есть психиатр не видит в каждом пациенте душевнобольного?

— Конечно, нет! Психиатр видит в пациенте в первую очередь человека, потом — имеющиеся у него нарушения, и только в крайнем случае он видит то, что в обществе принято считать душевной болезнью.

— Сегодня психологов, психотерапевтов огромное количество. Как «опознать» хорошего специалиста?

— Начнем с того, что при обращении к специалисту стоит поинтересоваться его образованием. Базовым должно быть либо медицинское либо психологическое образование. Кроме того, у человека, который занимается консультированием или даже терапией, должно быть дополнительное образование по различным направлениям психотерапии и консультирования. Это могут быть психоанализ, поведенческая терапия, психодрама и так далее. Еще лучше, если это будут знания не в одной, а в нескольких областях.

Конечно, имеет значение и то, какое учебное заведение человек оканчивал, потому что сегодня есть формальные формы образования, которые не дают фундаментальных знаний. В этом смысле уважаемые учебные заведения обеспечивают своим выпускникам более высокий статус.

Ну а после «проверки» уровня образования стоит прислушаться к себе: вызывает ли специалист доверие, способен ли он доходчиво донести свои мысли и дать ответы на вопросы, насколько он эффективен (иногда для того, чтобы определить, верной ли дорогой идёт терапия, может потребоваться время). В любом случае у человека, получающего помощь, есть право и обязанность перед самим собой сверяться с критериями эффективности того, что происходит, и не стесняться спрашивать об этом — хороший специалист всегда находится в контакте с человеком. Как, впрочем, не стоит и стесняться менять специалиста, если что-то идёт не так.

— Почему сегодня так много людей на пути к какой-то цели предпочитают полагаться на коучей?

— Жизнь — это определенный труд, это направленные усилия, которые требуют напряжения, терпения, времени, затрат сил. Но во все времена — и стародавние, и нынешние — человеку присуща вера в чудо. В то, что, не прикладывая труда, можно получить большой эффект. И слухи о чудесах исцеления, чудесах «разбогатения», чудесах успеха всегда будоражат умы. Безусловно, среди коучей и тренеров есть профессиональные люди, которые могут помочь. Но в то же время встречаются и те, кто использует и эксплуатирует эту веру человека в чудо.

По-видимому, обращение к тренерам и коучам — примета нынешнего, более просвещенного времени. В былые времена люди верили в гадалок, в заряженную воду, в амулеты, а сегодня, судя по всему, пришло время более изощренных услуг.

— То есть Кашпировский отдыхает?

— Кашпировский, кстати, грамотный специалист, и то, что он делал, имеет под собой подоплёку. Другое дело, что, когда это тиражируется в массовом порядке, эффективность утрачивается. А как специалист для работы с малыми группами или индивидуально он гениален.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *